Ильская стоянка первобытного человека


Рис. 7 Ильская стоянка. «Фигурка» мамонта
из IV культурного слоя.

Выше IV культурного слоя зале­гает исключительно интересный III культурный слой стоянки. Он связан с несколько более темной корич­невато-серой глиной, насыщенной рыхлыми карбонатами, что указыва­ет на более сухой климат. О карди­нальном изменении климатической ситуации во время накопления этого культурного слоя (распространение степных ландшафтов) свидетельст­вуют и сохранившиеся в нем костные остатки животных, на которых охотились люди. Они принадлежат главным образом бизону (Bison cf. priscus) (Baryshnikov, Hoftecker, 1994, p. 3). Таким образом, в отличие от нижележащих культурных слоев, оставленных охотниками на мамон­тов, в III культурном слое мы имеем дело с материальными остатками деятельности и культуры уже других охотников — охотников на бизонов.

Каменные орудия этих охотников многочисленные и многообразные. В слое обнаружена подлинная обшир­ная мастерская по обработке мест­ного каменного сырья — доломита, из которого на основе весьма раз­витой леваллуазской техники рас­щепления камня изготавливались в большом количестве высококаче­ственные отщепы, пластины и треу­гольные остроконечники (рис. 10). Однако этим не ограничивается спе­цифика слоя. Бесспорной особенно­стью состава орудий в нем является наличие длинных узких, но при этом толстых, обработанных интенсивной ретушью, остроконечников, удли­ненных двойных скребел и пластин с крутой ретушью почти по всему периметру, напоминающих оринь-якские пластины позднего палеоли­та. Для других культурных слоев сто­янки такие орудия не характерны.


Рис. 8 Ильская стоянка. Орудия из доломита
(леваллуазский остроконечник, пластины,
отщепы) из III культурного слоя.

II культурный слой стоянки, рас­полагающийся выше по разрезу и в той же самой глине, что и III слой, также содержит остатки материаль­ной культуры охотников на бизонов. Однако характер их в этом слое несколько иной. По-видимому, можно говорить о других культурных тра­дициях у охотников. Прежде всего сам слой довольно тонкий. Кости бизонов, иногда в анатомических группах, распределялись отдельны­ми пятнами, что свойственно кратковременным стоянкам охотников. Как будто, не противоречит этому и набор орудий, обнаруженных в слое. Среди них нет такого обилия левал-луазских типов орудий, характерно­го для III слоя. Орудия в основном простые: скребла, асимметричные остроконечники, отщепы с ретушью. Большинство их имеет удивительно мелкие размеры (отдельные экземп­ляры — до 2 см и меньше).

Таким образом, Ильская стоянка предстает сейчас в совершенно новом свете. Впервые удалось определить хронологические рамки этого многослойного памятника. Стоянка оказалась не столь древней, как представлялось раньше, но и не слишком поздней в пределах среднего палеолита. Самый нижний ее культурный слой, по-видимому, не древнее 100 тыс. лет, а верхний культурный слой — не моложе 80–85 тыс. лет. На стоянке нет оснований видеть плавное развитие одной культуры. Напротив, культурные слои на ней во многом не похожи один на другой и в большей мере указывают на то, что среднепалеолитические охотники, посещавшие место стоянки на протяжении тысячелетий, имели разные культурные традиции, характеризующиеся высоким развитием техники обработки камня и изготовления орудий труда и оружия.
Дальнейшие раскопки Ильской стоянки, несомненно, позволят еще больше обогатить и конкретизировать наши знания о технических и культурных достижениях охотников далекого среднего палеолита на территории Европейской России.


Страница:   <<   <   1 - 2 - 3 - [4] - 5 - 6   >   >>